В батальоне только девушки
Версия для печати
Чт, 17.04.2014
Сама фамилия, вернее — фамилии, предрекли Вере Павловне Грачёвой, а в девичестве — Галкиной, быть ближе к высоте, небу, полётам. «Это ж надо, — смеётся она сейчас, — смолоду благодаря батюшке была птичкой весёлой и быстрой на подъём, а потом с мужниного посыла пришлось стать посерьёзнее и поважнее. Фамилии нужно соответствовать!»
Фото Любови Михеевой

Родилась Вера Павловна в далёком 1922 году в Ядрине. Когда заканчивала восьмой класс, отца по партийной линии перевели в Чебоксары. Дочка поехала с ним и поступила учиться на фармацевта, но скоро поняла, что это не её стезя. А тут соседка, работавшая медсестрой в аэроклубе, очень кстати рассказала, что у них идёт набор на лётчиков. Голова у совсем ещё зелёной девчонки была бедовой: почему бы не попробовать!

Недолго думая, поступила в школу учлётов чувашского аэроклуба имени Ляпидевского. Здесь всего годом ранее училась, а затем была инструктором Женя Крутова, геройски сражавшаяся и погибшая в годы Великой Отечественной войны. А в студенческие времена Веры Галкиной Женя, как и другие девчата, просто грезила чистым небом и манящей высотой полётов. В группе вместе с Верой учились ещё четыре девушки, а рядом лётные азы постигали две более многочисленные группы юношей. И это добавляло задора и желания показать, что и мы, мол, не хуже. Успехи девчат были отличные, в 1939 году все закончили аэроклуб и получили направление в лётное училище города Энгельс. Здесь им, как и Жене Крутовой, предстояло стать инструкторами. Но когда посланцы из Чувашии приехали в Энгельс и начали устраиваться, вдруг вышло постановление о приостановке набора девушек в учлёты. Пришлось вернуться в Чебоксары. Веру отец встретил с распростёртыми объятиями, но решил направить её судьбу в гражданское русло. И определил дочь в кооперативный техникум, на экономиста-плановика. А вскоре началась война.

В память о военных походах 101‑го отдельного батальона ВНОС открыт музей в чебоксарской школе № 38.

В первые же дни вместе с комсомольцами-добровольцами Вера побежала в военкомат. Но на фронт восемнадцатилетнюю девушку тогда не взяли. Повестка пришла в 1942-м, когда немец рвался к Москве. По Чувашии объявили особый набор: через райкомы комсомола в городах, районах и деревнях стали подбирать 500 самых активных и с образованием девушек. А потом собрали всех в Канаше, распределили по теплушкам, и поезд тронулся. Только настроились на долгий путь, как состав остановился... в Казани. Здесь только из чувашских девушек сформировали 101-й отдельный батальон воздушного наблюдения, оповещения и связи (батальон ВНОС) и три месяца учили по звукам опознавать и отличать немецкие самолёты от русских, фокке от мессеров, бюккеров и т.д. Пока постигали эти тонкости, немца под Москвой разгромили. Первым местом службы чувашских ВНОСовцев стал пост у деревни Собакино, через Волгу от Зеленодольска.

Когда командир увидел столько девчат, схватился за голову: «Во что я вас одену?» Временно довольствовались тем, в чём прибыли из дома. Потом выдали огромных размеров ботинки да гимнастёрки, которые по длине некоторым девчатам были как платья—пришлось их подрезать, перешивать. Старшина Зверев учил накручивать портянки, заставлял перематывать по нескольку раз. Ученицы ворчали, а наставник отвечал: «Потом спасибо скажете». Фронт далеко, но и здесь девчатам доставалось. Сами рыли и строили землянки, ставили столбы, взбирались на них и тянули провода. Затем дежурство по два часа на наблюдательной вышке, два часа—у телефона, столько же—на отдых, и всё по кругу. На вооружении только бинокль да нехитрое устройство в виде куска фанеры с нанесёнными на него градусами. По звуку за несколько километров нужно распознать вражеский самолёт и сообщить о нём в штаб, чтобы наши его перехватили и не дали бомбить города и сёла.

Однажды даже в этом глубоком тылу девчатам довелось лицом к лицу встретиться с немцами. «Было это в сентябре 1942 года,—вспоминает Вера Павловна.—Стою я на вышке и вдруг вижу—по траншее идут какие-то странные мужчины. В качестве переговорного устройства между вышкой и постом на земле у нас была обычная труба, что направлялась сверху вниз. По ней мы сообщали и о летящих самолётах. Прильнула я к трубе да как закричу: «Мужики в траншее!» Командир послал одну из девчат проверить. Она возвращается и говорит: «Вроде не наши, у них на ботинках гвозди какие-то жёлтые». Сверху я вижу, что незнакомцы выбрались из траншеи и бегут к Волге. Снова кричу своим. Они—за беглецами, а те уже в лодку садятся. К счастью, в это время по берегу шли рабочие с ремонтного завода (жили они в деревне на том берегу, а на лодке переправлялись домой и обратно). Командир стал махать им руками: «Задержите мужчин!» Рабочим удалось перехватить диверсантов. Мешок, который они успели выбросить в воду, достали со дна—в нём была взрывчатка. С её помощью хотели взорвать казанский мост. За поимку немцев нам объявили благодарность в гарнизонной газете».

Вскоре батальон ВНОС перебросили в другое место. По дороге эшелон попал под бомбёжку, пришлось 400 километров идти пешком. Потом были долгие вёрсты войны: Украина, Белоруссия, Польша. Страшнее всего ворошить в памяти то, что довелось испытать девушкам на Западной Украине. «Смотрю сегодня сообщения оттуда (Вера Павловна долго вытирает слёзы платочком.—Прим. авт.) и вспоминаю, как в войну бандеровцы обкладывали соломой наши посты на вышках и поджигали: девчата сгорали заживо». Благодаря нашим девушкам немецкие самолёты не смогли долететь и до Киева, вынужденно сбросили бомбы в поле, а город остался целым. А летело тогда столько мессеров, что небо стало чёрным. Пост батальона ВНОС тогда находился у Бахмача.

Вера Павловна достаёт фронтовые фотографии и потрёпанный список с фамилиями подруг, уцелевших в той страшной войне. Почти половина—без малого 250 человек, остальных родные так и не дождались. Уже после Победы встретившиеся в Чебоксарах девчата решили создать свой батальонный совет ветеранов и разыскать боевых подруг. Писали письма, узнавали через знакомых, делали запросы в военкомат, с просьбой откликнуться обращались в газеты по всему Советскому Союзу. И нашли многих. На первую встречу собрались все девчонки, после войны ставшие чебоксарками (тогда их было пятьдесят, сейчас осталось только шесть). Немало соратниц свили свои гнёзда в Чувашии, но многие разлетелись по всей стране. И знаете, почему? Хоть и был батальон исключительно женским, командирами-то оставались мужчины. Ушли на фронт холостяками, а домой вернулись женатыми... на наших девчатах. В их числе два комвзвода и сам комбат. Несколько девчат остались жить в Бресте, где батальон стоял в конце войны. В их числе и Валя Шишулина, с которой приключился казус.

«Как-то после войны зашла я в горисполком,—вспоминает Вера Грачёва.—Смотрю, на стене список погибших фронтовиков-чебоксарцев, среди них Валя Шишулина. Я тут же записалась на приём к председателю, попросила его исправить ошибку и рассказала, что эта девушка счастливо живёт в Бресте и возглавляет профсоюз городских транспортников. А через несколько лет мы с ещё одной фронтовой подругой ездили к Валентине в Брест, она показала нам восстановленный город, вместе побывали на могилах наших девчат. А батальонные встречи мы проводили каждые пять лет. Нынче приходится только созваниваться».

Теги:
комментировать
Комментарии
0
Примечание
Администрация портала оставляет за собой право модерировать комментарии, исходя из соображений сохранения конструктивности обсуждения материалов и соблюдения законодательства РФ. Не допускаются комментарии, содержащие нецензурную брань, оскорбления, разжигающие межнациональную рознь, возбуждающие ненависть или вражду. IP-адреса пользователей, не соблюдающих эти требования, могут быть переданы по соответствующему запросу в правоохранительные органы.
Имя:
E-Mail:
Комментарий:
ссылка на Послание Главы Чувашии Государственному Совету Чувашской Республики
ссылка на рубрику «Диалог с властью»
КАЛЕНДАРЬ
Архив газеты
Как решать проблемы с соседями?
На общем собрании
Нужно брать наглостью
Пусть всё решает правление ТСЖ или УК
Всё должно быть регламентировано законом
голосовать
Вс, 23.02.2020
«да полно таких авто по городу, во дворах мешаются!у нас маршрутка стояла 2 года! они же все в гаи зарегистрированы на чье-то имя, почему к хозяевам мер не применяют?... »
Вс, 23.02.2020
«вы всерьез думаете, что вывеска запретит гулять собакам и не бросать мусор? да у наших горожан нет культуры, им пиши-не пишт, все едино!... »
МЕДИАГАЛЕРЕЯ
video photo
© Сайт газеты «Чебоксарские новости», 2013.
Все права защищены.
При полном или частичном использовании материалов сайта ссылка на www.chebnovosti.ru обязательна.
Разработка сайта: Iserv
Яндекс.Метрика